Григорий Мальков (ironsea) wrote,
Григорий Мальков
ironsea

Ночь

Ночь. Вглядываюсь в темноту между кругами света фонарей на асфальте. Круг света выхватывает из темноты слой за слоем воздух и поднимается выше, утончаясь и разгораясь сильнее, пока не встречается с лампой под конусом фонаря.
Она вступает в один из кругов вдалеке. Пока виден лишь силуэт, длинная долговязая черта, огибаемая лучами света. И вот она пропадает в темноте, только неясные контуры ее видны, они становятся четче и ближе, пока не очерчиваются очередным фонарем. Силуэт становится отчетливей, но пока всё еще слишком тонкий и стройный. Ярче и ярче, сменяя мрак и свет, она приближается. Теперь можно просто ждать, когда она войдет в круг света прямо под окном и непременно остановится. Черное платье, черная шляпа, ярко алые губы. В ярком свете фонаря загорается пламя спички. Оранжевый огонек сигареты вспыхивает. Белый дым повторяет очертания своей серой тени на асфальте и растворяется. Алые губы смыкаются, закрывая белые зубы. Огонек сигареты тлеет, угасает, ожидая своего сигнала - вновь вспыхнуть и отдать всего себя дыму. Короткий взгляд из под шляпы и сигарета, кружась, летит в пропасть урны. А она растворяет свое черное платье в мраке за кругом света. Две белые полоски ног какое-то время мерцают впереди и исчезают, закрашиваются чернилами ночи.
Запомнить, зарисовать это красками своей памяти. Черное, алое, белое, оранжевое.
Ночь. Еще раньше можно услышать звук каблуков. Сначала неуверенно, вслушиваясь, придумывая ритм шагов, ожидая его звучание все ближе и четче. А потом просто отдаться ему, вслушаться, поворачивая голову. Левым, правым ухом, закрыв глаза. Теперь можно просто ждать, когда она уравняет звук в левом и правом ухе и непременно остановится. Цоканье каблуков уступит шуршанию подошв на асфальте. Спичка скрипит о коробку, шипит, сигаретный табак горит и потрескивает. Шумный дымный глубокий вдох, короткий свистящий выдох. Приглушенные возгласы с пропущенными гласными. Перестук ногтей по защелке сумки. Щелчок пальцем и сигарета умолкает в пропасти урны. Резкий шарк по асфальту и возвращается ритм каблуков, удаляется, затихает, и уже неслышный продолжает биться в ушах, как метроном. Запомнить, проиграть эту музыку звуков. Стук, цоканье, шуршание, скрип, шипение, треск, шум, свист...
И снова ночь. Она уже здесь, я чувствую это. Тепло, жар сигареты, короткий миг одурманивающего удушья, а потом свежий вдох. Снять шляпу и чувствовать как волосы приподнимаются в корнях, свободные от давления. Перенести вес с ноги на ногу. Сжать сигарету зубами и, расправив грудную клетку, втянуть густой дым. Чуть придерживая пальцами, опустить руку, оставив след от помады на фильтре. Сомкнуть губы. Сжав пахучие травинки под тонкой бумагой, ударить ногтем и выпустить сигарету на дно пропасти урны. Шляпа возвращается на привычное место и центр тяжести устремляется прочь, заставляя ноги одну за другой держать тело каждый раз в новой точке пространства. Уходит. Запомнить, ощутить. Тепло, жар, удушье, свежесть, свободу, давление, густоту, сжатие, тяжесть...

Вечер. Не горит, фонарь не горит. Сейчас пока еще сумерки, вытянуть на улицу лестницу, подняться наверх, выкрутить погасшую лампу с обрывками вольфрамовой нити на полукруглом дне колбы. Вкрутить новую, зажмурившись от яркого света. Вернуться домой и ждать, когда наступит...
ночь. Не открывая глаза, зажав руками уши, просто ждать, когда словно веером освежит лицо и в ноздри проникнут ароматы. Обволакивает бергамот и мандарин. Свежесть морского бриза путается со свежестью весенней зелени. Короткий взмах веера приносит запах ландыша, распускается роза, жасмин одурманивает. Третий взмах веера кружит голову пряным ванильным запахом, а потом и сердце трепещет от запаха мускуса на пылающем теле. Но потом эти запахи маскируются. Заполняются дымовой завесой. Язык прижимает к нёбу горький дым. Цепляется за одежду, проглатывается горько-кисловатой слюной. Сама она уже давно ушла, а все эти запахи и вкусы остаются еще долгое время, чтобы я мог все их запомнить.

- Зачем, зачем он ушел? Бросил, оставил меня. И ведь не вылазит из моей головы. Оставил мне одинокие часы вечерами, тупую пустоту в груди нечасто, но достаточно, чтобы досадовать ею. Оставил столько слов невысказанных и неразделенных. Глупо и зачем? И в этой новой гадкой привычке курить он тоже виноват. Глупый дурацкий ежедневный ритуал, целая одна сигарета в день. Горечь без риска заработать рак. Глупо, глупо, глупый. Ну и пусть, забуду. Это не большое место. Всё проходит и меняется. Это просто пока так. Пока. Вот выкурю эту последнюю сигарету и всё. Забуду. Вот как этот дом - сколько себя помню, он тут стоит за забором. Даже и не дом вовсе, а всего лишь часть стены с одним единственным окном без стекол. Кто-то в нем жил десятки лет назад, а теперь никого. Все его бросили и забыли, как он меня. И так я его забуду, вот прямо здесь и сейчас, вместе с этой последней сигаретой, летящей в пропасть урны. Жизнь продолжается, идет дальше. И я пойду дальше.

С глухим хлопком лопается лампа в фонаре и этот маленький кусочек ночной улицы погружается в темноту. И из этой темноты выходит, звонко стуча каблуками, красивая улыбающаяся девушка.
Tags: рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments