Григорий Мальков (ironsea) wrote,
Григорий Мальков
ironsea

Дождь

Месяц назад отключилось электричество. А с тех пор, когда начался этот бесконечный дождь, сколько прошло времени - никто не помнит. Нет новостей, календаря нет, дня и ночи нет. Арматура в стенах дома воет и скрипит ночами. Дождь не прекращается ни на минуту. Вода проникла везде. Еще раньше, еще какое-то время назад распухшие и побелевшие пальцы можно было обсушить и обогреть дома. Сейчас дом и улицу разделяют потрескавшийся от влаги бетон и прогнившие перекрытия. Крыши давно уже не удерживают бесконечный поток воды. Она струится по почерневшим стенам и капает с потолка. Крысы и люди еще выдерживают эту реинкарнацию средневековой пытки водой. Кошки и собаки растерзаны и съедены. Детские голоса не звучат. Ужас и ненависть.
Последние телевизионные передачи и необычная картина Земли из космоса. Вся планета окутана облаками, только пока еще белые шапки полюсов не сдаются. Но и они скоро вынуждены были отступить в никуда. Впервые за многие тысячелетия над Антарктидой загремели грозы. В новостях это назвали "Ползучим потопом". Медленно, но верно, капля за каплей, жизнь смывалась с поверхности планеты. Нет солнца, нет почвы, та суша, что не оказалась затоплена поднявшимся уровнем воды в океанах, превратилась в болото. Люди оказались окружены и погибали. Какая-то часть выживших двинулась в море, надеясь, что эта колыбель жизни их выручит, не даст погибнуть. Но и море задыхалось в судорогах. Оно не подпитывалось солнцем, планктон погиб в опресненной воде. Многочисленные суденышки причаливали к всплывшим разбухшим тушам китов и нет, они не ели мясо китов. Они собирали многочисленных миксин, кишащих вокруг и в теле мертвого исполина,  и поедали их.
Малочисленные коммуны, те люди, что остались живы на возвышенностях, берегли источники огня, стерегли горшочки с углями в скальных пещерах. Земляне были почти обречены. Множество рук и глаз обращались к небу, к облакам с ненавистными выкриками: "Когда же ты наконец прекратишься? Когда же ты перестанешь лить?"
А дождь шел, путь его наверх, к гостеприимным и бескрайним тучам был теперь короток. Подняться ввысь в теплом и сумрачном воздухе, окунуться в материнский туман, набраться сил и снова вниз. Вниз - влиться в грязные потоки, удариться об оголенные вершины гор, добраться через трещины к обесцветившимся лицам отчаявшихся людей.

- Пап, пап, а почему наша лошадка умерла?
- Потому, что она попала к людям, которые ее не любили.
- А ты любил лошадку пап?
- Конечно, доча, я ее очень и очень любил.
- И я ее любила. Пап, а лошадке хорошо там где она сейчас?
- Очень хорошо, потому что есть ты и я, мы ее любим, и где бы она ни была, ей очень хорошо от этого.
- Она сейчас с мамой? А кого ты еще любишь, кроме мамы, меня... и лошадки?
- Я очень люблю дождик?
- Правда?
- Правда, правда, хочешь покажу. Иди на руки. Вот смотри, я выхожу на улицу каждый, каждый день и говорю: "Как же я люблю тебя дождь. Ты приносишь влагу жаждущим. Мне так нравится стоять, подставив лицо под твои веселые капли." Правда здорово? Попробуй на язык, у дождика самая вкусная и самая чистая вода. Нравится?
- Очень нравится. А дождик не заберут люди, которые его не любят?
- Дождик он для всех, он будет всегда, пока его кто-то любит. Я очень люблю дождь. А ты что любишь, моя принцесса?
- А я люблю солнышко!
- Так чудесно, ну так скажи ему об этом.
- Так же как ты говорил дождику? "Как же я люблю тебя солнышко, ты очень теплое и очень доброе. Ты светишь всем, а не только тем, кто тебя любит. И ты наверное сейчас светишь моей маме и лошадке. Я так люблю подставлять ладошки твоим лучам." Смотри папа - солнышко на моих ладошках. И дождик кончился, почему? Тебе не будет без него плохо?
- Нет доча, дождик вернется, когда-нибудь. Просто так устроено, что когда светит солнышко, тогда дождик не льется. Может быть он там, где мама и где лошадка. Ведь он льет для всех, а не только для тех кто его любит.
- А я люблю тебя, папа. И маму, и лошадку, и солнышко и дождик и плохих людей и всех на свете, пусть даже они меня сейчас не слышат.

А они и не слышат, они протягивают опухшие ладони наверх, жмурятся и теперь только капли из их глаз падают вниз и вниз.
Tags: рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments